Бакалавр
Среда, 18.09.2019, 08:37
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [58]
Архивы [138]
А.Н.Юрьев. Типы и стили речи [12]
А.Н.Юрьев. Русский язык для физиков: Хрестоматия [43]
Л.Л. Нелюбин. История науки о языке [80]
В.М.Алпатов. История лингвистических учений [42]
Конституция РК [9]
А.Г.Диденко. Гражданское право [0]
Социология [15]
Толковый словарь русского языка [251]
Юрьев А.Н. Идеографический словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [38]
А.Н.Юрьев. Толковый словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [49]
Финасовый словарь [29]
Новейший философский словарь [244]
Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл.
Алиева М.Б., Юрьев А.Н. Введение в педагогическую профессию [22]
Учебное пособие по специальности бакалавриата 5В011900 – Иностранный язык: два иностранных языка
Юрьев А.Н., Кунапьяева М.С. Русский язык [16]
Юрьев А.Н. Русский язык в таблицах [1]
Русский язык в таблицах
А.Н.Юрьев. Русский язык для программистов [41]
Белая Е. Н. Теория и практика межкультурной коммуникации [50]
Виды письменных студенческих работ [8]
Религоведение [2]
Библия, Библия для детей
Шпаргалки [4]
шпаргалки по всем дисциплинам
Экономика [6]
Учебники по экономике
Медицина [11]
Психология [10]
Иностранный язык [1]
Программирование [3]
учебные материалы

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Файлы » Л.Л. Нелюбин. История науки о языке

§55. Формирование глоссематической концепции
05.01.2014, 19:42

Термин «глоссематика» (от греч. glossa — «язык») стал использоваться ее представителями с 30-х гг. XX в. и прежде всего преследовал цель «провести грань между традиционным языкознанием и новым структурным методом исследования». С конца 30-х гг. начали появляться публикации, по преимуществу принадлежащих представителям Копенгагенского университета, в которых излагались основные положения названного течения. В последующие десятилетия оно считалось одним из наиболее заметных явлений науки о языке, привлекая к себе пристальное внимание других ученых; однако вместе с тем обращалось внимание на то обстоятельство, что число «подлинных» глоссематиков всегда было относительно невелико. В первую очередь это, бесспорно, ведущий теоретик названного направления Луи Ельмслев (1899–1965), которому принадлежит ряд статей («Понятие управления», 1939; «Язык и речь», 1942; «Метод структурного анализа в лингвистике», 1950–1951), а также содержащая развернутое изложение идей глоссематики относительно небольшая книга, опубликованная в 1943 г. на датском языке под заглавием «Основы лингвистической теории», а в 1953 г. вышедшая (в несколько переработанном виде) на английском языке и известная как «Пролегомены к теории языка». Вторым ведущим представителем рассматриваемого течения считается Ханс Иерген Ульдалль (1907–1957), автор «Основ глоссематики» (1957). К ним иногда присоединяют имя Кнуда Тогебю (1918–1974), книга которого «Имманентная структура французского языка» (1951 г.) известна как единственная попытка применить понятия глоссематики к описанию конкретного языка. К 70-м гг. XX в. глоссематика сходит с научной арены как особое направление языкознания, хотя отдельные ее идеи продолжают использоваться рядом лингвистов.

Однако знакомство с исходными положениями копенгагенского структурализма по традиции начинают с небольшой статьи датского ученого более старшего поколения Виго Брендаля (1887–1947) «Структуральная лингвистика», опубликованной в 1939 г., хотя к числу собственно глоссематиков этот ученый прямо не относится.

Пафос названной работы заключается в противопоставлении «сравнительной грамматики» XIX в. «структуральной лингвистике» в. XX. Перечислив те черты, которые, по его мнению характеризуют первую (историзм, позитивизм, стремление сформулировать законы, имеющие абсолютный характер, эволюционизм от конкретного к абстрактному) и утверждая, что «эта концепция не способствует более прогрессу современной науки», В. Брендаль формулирует положения «антипозитивистской лингвистики» следующим образом:

– предмет науки необходимо изолировать и выделить в потоке времени, т. е., с одной стороны, показать состояния, рассматриваемые как постоянные, а с другой – выделить резкие скачки (прерывистые изменения) из одного состояния в другое, в связи с чем упоминается и учение Соссюра о синхронии и диахронии;

– внутри объекта следует выделить связи, образующие структуру, состоящую из взаимообусловленных явлений, каждое из которых зависит от других, и в свою очередь, определяется ими. В этой связи, помимо Соссюра, говорится о таких авторах, как Э. Сепир (взгляды которого будут рассмотрены ниже), И.А. Бодуэн де Куртенэ, Н.С. Трубецкой;

– в синхронию должно быть включено все относящееся к данному состоянию и устранено все чуждое ему;

– для установления языка необходимо выделить минимальное количество абстрактных типов, реализацией которых являются их варианты, и опустить все незначительное, неустойчивое или индивидуальное;

– между выделенными элементами устанавливаются постоянные, необходимые и определяющие соотношения;

– только после установления двух последовательных языковых состояний, представляющих собой «различные и замкнутые друг для друга миры, можно изучать и понять пути преобразования из одного состояния в другое и обусловливающие этот переход исторические факторы»;

– поскольку время проявляется и внутри синхронии, где необходимо различать статический и динамический аспекты, возникает вопрос о существовании наряду с синхронией и диахронией панхронии, или ахронии (т. е. «всевременности», или «вневременности»), под которой понимаются «факторы общечеловеческие, стойко действующие на протяжении истории и дающие о себе знать в строе любого языка»;

– между языком и речью допустимо выделение языкового обычая, представляющего собой нечто вроде второстепенной нормы, которая допускается абстрактной («высшей») системой языка, но не может отменить или преобразовать последнюю;

– нельзя выводить состояние языка в целом и тем более относящегося к нему отдельного явления из его истории; однако, нельзя приписывать данному состоянию только одну возможную линию развития;

– переход от вариантов к типам не может быть осуществлен исключительно индуктивным путем; поэтому индукция должна переплетаться с подсознательной дедукцией;

– структура представляет собой не производную от суммы составляющих ее элементов, а самостоятельный объект; отсюда возникает необходимость различать чисто формальные свойства системы и ее материю, или субстанцию, которая, входя в состав данной системы и будучи приспособленной к ней, вместе с тем остается относительно независимой.

Эти идеи Брендаля и были доведены до логического конца «собственно глоссематиками», прежде всего самим Луи Ельмслевом.

Категория: Л.Л. Нелюбин. История науки о языке | Добавил: admin
Просмотров: 491 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019