Бакалавр
Среда, 18.09.2019, 07:55
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [58]
Архивы [138]
А.Н.Юрьев. Типы и стили речи [12]
А.Н.Юрьев. Русский язык для физиков: Хрестоматия [43]
Л.Л. Нелюбин. История науки о языке [80]
В.М.Алпатов. История лингвистических учений [42]
Конституция РК [9]
А.Г.Диденко. Гражданское право [0]
Социология [15]
Толковый словарь русского языка [251]
Юрьев А.Н. Идеографический словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [38]
А.Н.Юрьев. Толковый словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [49]
Финасовый словарь [29]
Новейший философский словарь [244]
Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл.
Алиева М.Б., Юрьев А.Н. Введение в педагогическую профессию [22]
Учебное пособие по специальности бакалавриата 5В011900 – Иностранный язык: два иностранных языка
Юрьев А.Н., Кунапьяева М.С. Русский язык [16]
Юрьев А.Н. Русский язык в таблицах [1]
Русский язык в таблицах
А.Н.Юрьев. Русский язык для программистов [41]
Белая Е. Н. Теория и практика межкультурной коммуникации [50]
Виды письменных студенческих работ [8]
Религоведение [2]
Библия, Библия для детей
Шпаргалки [4]
шпаргалки по всем дисциплинам
Экономика [6]
Учебники по экономике
Медицина [11]
Психология [10]
Иностранный язык [1]
Программирование [3]
учебные материалы

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Файлы » Л.Л. Нелюбин. История науки о языке

§48. Предпосылки появления структурализма и его основные особенности. Пражская лингвистическая школа
05.01.2014, 19:31

Когда в 1916 г. «Курс общей лингвистики» Ф. де Соссюра вышел в свет, большая часть европейского континента была охвачена пламенем Первой мировой войны, что, естественно, мало способствовало развитию языкознания. Однако последующие десятилетия были ознаменованы в истории нашей науки весьма важными событиями. Именно к этому периоду относится формирование большинства направлений, по существу определявших лицо мировой лингвистики в течение большей части XX в.

Характеризуя присущие ей черты, как современники происходивших тогда событий, так и их историки, обращали внимание на два в какой-то степени взаимосвязанных обстоятельства. Во-первых, сравнительно-историческое языкознание, почти безраздельно господствовавшее вплоть до начала XX в. и провозглашенное «единственно научным», начинает играть гораздо более скромную роль, что приводит к пересмотру отношения к младограмматической доктрине: если раньше отдельные выступления против тех или иных ее положений трактовались как «диссидентство» и рассматривались как «периферийные» по отношению к «магистральному пути» лингвистической мысли, то начиная с 20—30-х гг. XX в. резкая оппозиционность по отношению к положениям Лейпцигской школы характеризуется уже как едва ли не наиболее общая черта науки о языке, независимо от ее дифференциации на школы и направления. Во-вторых, само языкознание перестает быть «немецкой наукой»: Германия в эту эпоху явно утрачивает лидирующую роль, и на передний план выходят новые центры мировой лингвистической мысли. Наиболее отчетливо «смена парадигмы» сказалась в этот период именно в зарождении и развитии структурной лингвистики, сложившейся как раз в межвоенную эпоху (20-30-е). Как и предшествовавшие ему течения, структурализм, с одной стороны, был подготовлен, если можно так выразиться, «внутренними причинами» – главным образом концепциями Ф. де Соссюра и И.А. Бодуэна де Куртенэ, а с другой – отражал общие тенденции развития научного знания.

В области философии прежде всего называют труды представителей неопозитивизмаРудольфа Карнапа (1891–1970), Людвига Витгенштейна (1889–1951), Бертрана Рассела (1872–1970), Альфреда Норта Уайтхеда (1861–1947) и др., утверждавших, что единственным реальным объектом философии является язык, а ее задачей – объяснение языка науки. В определенной степени повлияла на представителей структурного языкознания и феноменология Эдмунда Гуссерля (1859–1938), согласно которому необходимо выделить в чистом виде категориальные основы научного мышления и «очистить» его от тех наслоений, которые привносятся культурой, историей, личными факторами и т. п. В сфере психологии существенным оказалось воздействие идей так называемой гештальтпсихологии (от нем. Gestalt – образ, форма, целостность), возникшей в Германии в начале XX в. Ее представители – М. Вертхеймер (1880–1944), В. Келлер (1887–1967), К. Коффка (1886–1941) исходили из того, что первичными и основными элементами психики являются целостные психические структуры – гештальты, формирование которых подчиняется внутренним имманентным законам. На американскую разновидность структурализма – дескриптивную лингвистику повлияла прежде всего бихевиористская психология (от англ. behaviour – поведение), возникшая приблизительно в тот же период. Ее основоположник – американский психолог Дж. Уотсон (1879–1931) и разделявшие его взгляды К. Лешли (1890–1958), А. Вейс (1879–1931) и др. сводили психологические явления к реакциям организма, отождествляя сознание и поведение и выделяя в качестве его основной единицы корреляцию (связь) стимула и реакции. Наконец, относящиеся к рассматриваемому периоду успехи в области физико-математических (точных) наук также приводили многих лингвистов к выводу о целесообразности использования их методологии и при изучении такого объекта, каким является язык.

Указанные моменты способствуют тому, что в европейской науке первой половины XX в. возникает ряд течений, совокупность которых и принято объединять под общим названием «лингвистического структурализма». При этом, с одной стороны, выделяются основные его направления (Пражская школа, Копенгагенская школа, отчасти Лондонская школа), а с другой стороны – появляются так называемые структуралисты вне школ (французские языковеды Л. Теньер, Э. Бенвенист, А. Мартине, польский языковед Е. Курилович и др.). Особое место отводят историки нашей науки и Женевской лингвистической школе, виднейшие представители которой – Ш. Балли и А. Сеше, как отмечалось выше, и познакомили мир с идеями Соссюра. Наконец, в рассматриваемую эпоху разрабатывались и концепции таких ученых, как К. Бюлер, А. Гардинер и др., в той или иной степени развивавших отдельные положения соссюровской теории, но стоявших за пределами структурализма. Как оппозиция младограмматизму возникло и неогумбольдтианство, виднейшим представителем которого был Л. Вайсгербер, но которое по своим методологическим установкам было весьма далеко от структурализма.

Возвращаясь к основным особенностям и отличительным чертам последнего, можно заметить следующее. Если не считать чисто негативного признака, упоминавшегося выше, – неприятия установок Лейпцигской школы (отнюдь не специфичного только для его приверженцев), называют обычно следующие моменты:

– каждый язык представляет собой структуру (систему), все части которой взаимосвязаны и взаимообусловлены, причем система преобладает над элементами, организуя их в единое целое. Однако само понимание того, что представляет собой языковая структура, как соотносятся между собой понятия структуры и системы, зачастую было совершенно различным;

– основной задачей лингвистики является синхронное изучение системы языка, а не выявление истории отдельных элементов, ее составляющих (хотя конкретно по вопросу о соотношении синхронии и диахронии единство также отсутствовало);

– язык должен изучаться как особое явление, не смешиваясь с «внешними» (историческими, психологическими, социальными и прочими) аспектами (хотя опять-таки вопрос о соотношении «внешней» и «внутренней» лингвистики трактовался далеко не одинаково);

– необходимо разработать формализованные процедуры лингвистического анализа, позволяющие изучить и описать язык при помощи объективных методов (однако последние также существенным образом различались у тех или иных структуралистов);

– язык представляет собой структурно-стратификационное образование, т. е. состоит из ряда связанных между собой уровней (характеристика последних также отнюдь не всегда совпадала).

Имея в виду эти и ряд других расхождений, французский ученый А. Мартине в свое время заметил, что «само слово структурализм стало даже своего рода ярлыком почти для всякого движения, порвавшего с традицией» (т. е. с компаративистикой в ее младограмматическом истолковании). Тем не менее этот термин прочно вошел в историю нашей (да и не только нашей) науки, причем, несомненно, для этого имелись объективные основания.

Категория: Л.Л. Нелюбин. История науки о языке | Добавил: admin
Просмотров: 1735 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019