Бакалавр
Среда, 18.09.2019, 02:12
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои файлы [58]
Архивы [138]
А.Н.Юрьев. Типы и стили речи [12]
А.Н.Юрьев. Русский язык для физиков: Хрестоматия [43]
Л.Л. Нелюбин. История науки о языке [80]
В.М.Алпатов. История лингвистических учений [42]
Конституция РК [9]
А.Г.Диденко. Гражданское право [0]
Социология [15]
Толковый словарь русского языка [251]
Юрьев А.Н. Идеографический словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [38]
А.Н.Юрьев. Толковый словарь разговорной и просторечной лексики русского языка [49]
Финасовый словарь [29]
Новейший философский словарь [244]
Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл.
Алиева М.Б., Юрьев А.Н. Введение в педагогическую профессию [22]
Учебное пособие по специальности бакалавриата 5В011900 – Иностранный язык: два иностранных языка
Юрьев А.Н., Кунапьяева М.С. Русский язык [16]
Юрьев А.Н. Русский язык в таблицах [1]
Русский язык в таблицах
А.Н.Юрьев. Русский язык для программистов [41]
Белая Е. Н. Теория и практика межкультурной коммуникации [50]
Виды письменных студенческих работ [8]
Религоведение [2]
Библия, Библия для детей
Шпаргалки [4]
шпаргалки по всем дисциплинам
Экономика [6]
Учебники по экономике
Медицина [11]
Психология [10]
Иностранный язык [1]
Программирование [3]
учебные материалы

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Файлы » Л.Л. Нелюбин. История науки о языке

§24. Русское языкознание первой половины XIX века
05.01.2014, 18:54

Начиная с XVIII в. можно говорить о включении русской лингвистической традиции в европейскую в двух отношениях. Во-первых, работы, созданные в странах Западной Европы, достаточно быстро становятся известны русским ученым и используются ими при разработке собственных концепций. Во-вторых, основные тенденции развития науки о языке в самой России во многом перекликаются с европейскими, хотя отнюдь не просто механически повторяют их. Так, говоря о первых десятилетиях XIX в., можно констатировать, что в России, как и за ее пределами, отмечают несколько направлений, по которым шло изучение языка.

Прежде всего, конечно, продолжалась разработка норм русского литературного языка, которая приобрела особую актуальность в связи с реформаторской деятельностью Н.М. Карамзина и его продолжателей, с одной стороны, и противодействием ей со стороны «архаистов», ведомых адмиралом А.С. Шишковым, возглавлявшим Российскую академию, – с другой. Эта полемика, как известно, сыграла важную роль в истории русской культуры, однако к собственно лингвистической проблематике ее обычно не относят.

Во-вторых, в рассматриваемый период появляется ряд работ, представлявших собой попытку применить к русскому языку принципы философской грамматики. В первую очередь здесь называют вышедший в 1806 г. в Харькове труд Ивана Степановича Рижского (1759 или 1761–1811) «Введение в круг словесности», представлявший собой, как отмечается в специальной литературе, первый в России опыт создания логико-грамматической концепции. В частности, И.С. Рижский подчеркивал, что «есть некоторые общие всем языкам законы, имеющие основание не на изволении народов, но на существенных и неизменяемых человеческого слова качествах, кои, делая оное всегда и везде с сей стороны единообразным, служат к тому, что люди разных веков и стран могут разуметь друг друга». Определяя слова как «знаки наших мыслей», автор делает вывод, согласно которому «свойства означаемой вещи должны находиться в ее изображении, если оно точно может их выражать. Следовательно, все, что существенно и всегда принадлежит нашим мыслям, должно быть существенно и непременно в наших словах». Вместе с тем И.С. Рижский отмечает и присущую каждому языку специфику: «…Как в чертах лица каждого не только народа, но и человека бывает нечто особенное, так и во всяком языке находится что-нибудь ему одному принадлежащее». Связано это с тем, что один и тот же предмет «иного народа поражает таким, другого другим качеством. От сего происходит, что понятие разных народов об одной и той же вещи бывают различны в рассуждении…» Указывает Рижский также на наличие понятий «о тех предметах, которые у него токмо одного находятся» и тем самым определяют «физиономию» каждого языка.

Говоря о самом предмете философской грамматики, автор отмечает, что человек, «переходя от слов к мыслям, а от сих к вещам» и по рассмотрении последних обратным путем доходя до слов, открыл существенные и повсеместные их принадлежности. Наконец, приведши все свое познание о сих общих качествах слова в непрерывную связь, составил из того особливую философскую науку, которая называется всеобщею или философскою грамматикою».

В работе Ивана Орнатовского «Новейшее начертание правил российской грамматики, на началах всеобщей основанное», вышедшей в свет в Харькове в 1811 г., также отмечается, что грамматика может быть «всеобщей, или философской», когда рассматривается состав речи в ее отношении к «понятиям, изображаемым членораздельными звуками», и частной, подчиненной первому виду и трактующей о правилах какого-либо конкретного языка. В самой грамматике им выделяется четыре раздела: словосоставление (словопроизведение, или этимология), словосочинение (синтаксис), словопроизношение (слогоударение, или просодия) и правописание (орфография). Говоря о взглядах Орнатовского, обращают также внимание на различение им языка как речевой деятельности вообще (общий и необходимый для всех людей естественный дар) и конкретного воплощения этого дара «принятыми в каждом народе особливо разнообразными звукоизменениями». При этом Орнатовский отмечал, что язык, первоначально представлявший собой звукоподражательные элементы, выражавшие те или иные чувства человека, постепенно эволюционирует и совершенствуется.

Почти одновременно с сочинением Орнатовского вышла и книга Ильи Федоровича Тимковского (1772–1853) «Опытный способ к философическому познанию российского языка» (Харьков, 1811), в которой подчеркивается, что «правила всеобщей грамматики, изъясняя употребление российского слова, приводят к познанию его состава, свойства и силы». Одновременно Тимковский подчеркивает связь истории языка с историей народа, отмечая внешние (например, взаимодействие с другими народами) и внутренние факторы, влияющие на язык. В работе рассматриваются также вопросы русской лексикологии (в частности, говорится об устаревших словах и заимствованиях), развивается ломоносовская теория «трех штилей» и т. д.

Особое место в русской лингвистической литературе занимает вышедшая в 1812 г. (по другим данным – в 1814) книга «Начертание всеобщей грамматики для гимназий Российской империи». Ее автор – немецкий ученый Людвиг Генрих Якоб (1759–1827), с 1806 по 1816 г. живший и работавший в России, предпринял попытку проанализировать основные проблемы общего и русского языкознания с позиций знаковой теории. Согласно Якобу, язык представляет собой «систему таких знаков, которые можно по произволу употреблять для сообщения мыслей». Сам знак определяется как «каждый чувственный предмет, служащий средством к возбуждению другого определенного понятия в душе нашей и притом правильным образом». Различаются знаки естественные (телодвижения, взгляды) и искусственные (изображения, символы, слова). Понятия могут передаваться именно при помощи искусственных словесных знаков, преимущество которых перед прочими заключается в следующем:

– будучи относительно немногочисленными, они могут сочетаться друг с другом, что позволяет «составить большую разнообразность других знаков»;

– ограниченное число словесных знаков дает возможность легче удержать их в памяти;

– «искусственность» позволяет использовать их для целей общения;

– в отличие от всех других знаков словесные знаки можно использовать в самых разных ситуациях;

– будучи абстрактными, словесные знаки представляют однородные предметы обобщенно.

Л. Якоб особенно подчеркивает ту роль, которую выполняют словесные знаки в процессе мышления, «поелику без оных не можно никакой мысли в отвлеченности составить, а тем паче удержать».

Заслуживает внимания и проводившееся Якобом различие между языком как совокупностью словесных знаков и речью – их последовательностью для выражения связных мыслей и понятий. Поскольку словесные знаки объединены в язык по определенным законам, постольку задачей языкознания следует признавать выявление этих законов построения языка из присущих последнему форм и элементов. Предложение же понималось Якобом как выражение логического суждения, хотя большое внимание уделялось им и анализу собственно языковых структур.

Таким образом, можно констатировать, что уже в первые десятилетия XIX в. в России складывается логико-грамматическое направление, продолженное впоследствии трудами Н.И. Греча, П.М. Перевлесского, И.И. Давыдова и нашедшее наиболее выдающееся воплощение в концепции Ф.И. Буслаева, которая будет рассмотрена ниже.

В-третьих, как и в Западной Европе, начало XIX в. в России ознаменовалось формированием сравнительно-исторического языкознания. В той или иной степени проблемы языкового родства, которыми занимался еще М.В. Ломоносов, затрагивались и в рассмотренных выше трудах. Так, И. Орнатовский пытался классифицировать языки на древние и новые, коренные и производные, восточные и западные, отмечая близость славянского языка к латинскому и греческому.

И.Ф. Тимковский стремился обосновать родство русского языка с другими индоевропейскими (греческим, латинским, немецким и др.), сравнивая коренные числительные, термины родства, названия частей тела и т. п., с одной стороны, и указывая на фонетические, грамматические, семантические отличия русского языка от других славянских – с другой. Однако основоположником этого направления в России суждено было стать А.Х. Востокову.

Категория: Л.Л. Нелюбин. История науки о языке | Добавил: admin
Просмотров: 1397 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019